Другой Мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другой Мир » Архив анкет » Даниэль Лабри, личное дело


Даниэль Лабри, личное дело

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Имя
Даниэль Лабри

2)Возраст
21 год

3) Положение
Член братства

4)Биография
Вообще, строго говоря, мало кто не знает Орельена Лабри. Ну да, того самого, владельца сети ночных клубов в Париже, Марселе и Лионе и по совместительству одного из самых маститых наркобаронов Франции. Контроль над потоками «дури» из Африки в Европу, управление основными потоковыми дилерами, коррупционный контроль и все прочее – вот что было профессией Орельена. Даниэль был незаконнорожденным сыном, но отец относился к нему с изрядной любовью, правда, и парень попался тот еще. Он получил прекрасное образование в Америке, однако там случилось кое-что из ряда вон выходящее. Купив гражданство, Даниэль решил сорваться с шелкового поводка своего отца и жить самостоятельно, однако выбор его был удивителен: он решил пойти в армию. В самую обычную морскую пехоту США, славившуюся благодаря многочисленным боевикам и выпускам новостей. Ну и, разумеется, произошло так, что наш Даниэль, папенькин сынок, выходец из богатой семьи, в армии несколько изменился. Постоянные унижения, перегрузки, маршброски и прочие прелести армейской жизни слегка пошатнули Даниэля в желании воевать, однако воевать ему все-таки пришлось. Эти полгода в Ираке он, вероятно, не забудет никогда: туда даже не поступали письма, которыми его забрасывал заботливый отец. Он был как все, стрелял, убивал, но только там прекратилось то, что ему не нравилось в новой жизни. Все-таки под пулями все равны: и папенькины сыночки, и вскормленные на окраинах Детройта простые американские парни. Француз оказался не самой большой рохлей, но получил ранение во время одной из операций и отправился обратно в Америку. Операция, в которой он участвовал, была жизненно важной для всей кампании: его взвод должен был овладеть единственной переправой через реку , и ценой многих усилий они все-таки сделали это, однако Даниэль оказался ранен. В Америку он вернулся не простым сержантом: как раненый, он получил орден «Пурпурное Сердце», а также был приставлен к «Медали за Отвагу»: журналисты быстро разнюхали о его родственных связях, и по всему телевидению грохотали передачи про богатого мальчика, который решил сам, своей кровью сражаться против мирового терроризма. Кровь-таки пролилась, и генералитет принял решение наградить его и мягко увести со службы: дальнейшее присутствие «героя новостей» могла подорвать боеспособность части. Отец не замедлил этим воспользоваться и перевез непутевого сынка обратно во Францию, там и рассказав про Братство. По мнению Орельена, лучшим способом уберечь обалдуя от продолжения подобных глупостей было упечь его в подобный рай, что, на самом деле, не слишком нравилось Даниэлю, но это звучало, на самом деле как приказ, отнюдь не родительская забота. Так, под конвоем двух охранников отца он прибыл на остров. Пройдя необходимую инициацию, он стал полноправным членом Братства, хотя и задумывался о том, чтобы в любой момент послать все к чертям и убежать отсюда, однако воля отца выполнялась строго: ему не дали бы уйти. Впрочем, увидев местные нравы, он-таки решил остаться ненадолго…

5) Характер
Если одним словом – сорвиголова. Авантюрист, если хотите. Может увлечься какой-то идеей, но бросить ее через пару дней, придумав себе новое занятие. Ветренен, непостоянен, немножко избалован, но в то же время неприхотлив: часто ведет себя со всеми как с людьми второго сорта, но никогда не погнушается самостоятельно заняться ручным трудом, если это необходимо. Будучи сержантом запаса, может рявкнуть на ближнего своего, если поведение данного «ближнего» не соответствует его понятиям о правильном поведении.

6)Внешность
Рост около ста восьмидесяти сантиметров, телосложение близкое к спортивному: достаточно широкие плечи, рельефные грудные мышцы и пресс. Тщательным образом следит за собой, поэтому единственный из дефектов: не слишком приятный шрам на ноге, оставшийся от осколочной мины. Этот самый шрам имеет и не слишком приятные последствия в виде хромоты: кость была перебита, и врачам с трудом удалось сохранить ногу, он чуть было не стал инвалидом. Лицо правильное, чуть широкие скулы, небольшой нос, чуть пухлые губы, глубоко посаженные задумчивые голубые глаза. Волосы короткие, обычно небрежно уложены, но не с небрежность неряхи, а с небрежностью человека, который всегда знает грань между художественным беспорядком и откровенной неряшливостью. На левой руке память о вооруженных силах: татуировка с инициалами и личным номером, а так же готическим шрифтом написанное слово “Egoist” от локтя до кисти. Одевается, как правило, в черный приталенный пиджак, рубашку, узкие джинсы и сапоги, напоминающие ковбойские. При ходьбе вынужден пользоваться тростью с массивным золотым набалдашником, что придает его образу некую толику серьезности и пафоса, что его несказанно радует. В нагрудном кармане всегда находится пачка тонких длинных сигарилл, которые он курит крайне редко, считая их не более чем элементом стиля.

7) Пробный пост
Даниэль не любил арабов. Нет, он прекрасно знал, что отец свое состояние сколотил фактически только на них, но сам имел к ним лютую неприязнь. Она передалась по наследству и Даниэлю, что было полезным подспорьем для того, чтобы не задаваться морально-этическими вопросами на войне. Ну же, морская пехота, тебя учили убивать, так иди и убей!
- Сержант, а нас точно с воздуха поддержат, - один из рядовых, парень внушительной внешности, но туповатый, нервно жевал травинку и поглядывал на сержанта Лабри, который с каким-то маниакальным вниманием оглядывал собственные ногти, словно старался рассмотреть в них смысл жизни.
- Естественно, Робсон, и не задавай глупых вопросов. Мы что, собираемся вставать в полный рост и с криками «Ура» бежать прямо на их позиции? Ты видел снимок с «Авакса»: там целая крепость. Безоткатки, пулеметы, окопы… Сперва там все хорошенько промолотят управляемыми ракетами, а потом придем мы, пальнем пару раз для вида и займем опустевшие окопы. Ты лучше озаботься, как будешь отскабливать мусульманские кишки со стенок окопа, - усмехнулся Даниэль, последовав примеру рядового и срывая пожухлую травинку.
Внезапно ожила рация.
- Отделениям – приготовиться, летуны выходят на цель через две минуты, ваш вход на сцену – через десять с половиной минут.
- Слышали, - с довольным видом приободрил ребят Даниэль, - сейчас вертушки их накро…
Договорить он не успел – недалеко от их окопа что-то гулко ухнуло: по звуку можно было легко распознать взрыв мины. Рация взорвалась криками, в которых причудливо смешивались бесполезные приказы и крики тех, по кому попали.
- Всем… всем… Наступать вперед, авиация не успевает…
Вот так всегда и бывает. Понадеешься на летунов, а они прошляпят свой выход, и морской пехоте придется бежать на укрепленные позиции этих шайтанов, словно пехоте первой мировой. Даниэль выматерился, подхватил винтовку.
- Все, подъем, живо! Вперед, все вперед, выходим из-под обстрела.
Все было правильно: они знали что впереди, а вот что сзади… Там могло оказаться что угодно: от закопанных за ночь мин до нескольких отрядов таких же уродов, что ждали впереди. Вот черт…
- А ну вперед! – прикрикнул он на явно запаниковавших солдат, - Вперед-вперед, хотите жить вечно?!
И они побежали. Странно, какие только мысли не лезут в такие моменты в голову. Те, впереди, видят перед собой только бегущие фигурки, выбирают наугад цели и стреляют… Хотя нет, никого они не видят, тут дымина такая… Только если наугад попадут. Смотри-ка попали… Парень из соседнего отделения свалился. Вместо лица – какое-то кровавое месиво. Холодный. Еще выстрелы, еще. Смутные фигуры впереди. Все залегли, дали пару очередей, фигуры пропали – и снова вперед. В ушах давно заложило, так что если бы начальство и решило с ними связаться, Даниэль все равно бы ничерта не услышал. Но, как оказалось, мог быть шум и больше. Совсем рядом хлопнуло, а что было дальше – он сказать не мог. Что-то мягко, но при этом упруго толкнуло сержанта вбок, и он потерял сознание.
…Надо сказать, зашивали его долго. Все тело ломило, но потом болеть осталась только нога. Врачи обрадовали, что ногу отрезать не будут – кроссы ему бегать больше не выйдет, но ходить Даниэль сможет… И то хлеб. Приходили пару раз какие-то шишки, сперва просто болтали, потом притащили какую-то железку, которой оказалось «Пурпурное сердце», которое они под вялые хлопки врачей прилепили на больничную пижаму, а потом явились репортеры. Про встречу с ними рассказывать совершенно не хотелось, но после того как их все-таки выперли, ему сообщили, что его отправляют в бессрочный отпуск к папаше, а в качестве выходного пособия отдают ему еще одну железку – «Медаль за Отвагу», бывшую мечтой Даниэля, но особенного удовольствия он от нее, если быть честным, он не получил. Не заслуживал он такой награды, но дареному коню в зубы не смотрят. Теперь можно было хвалиться перед девчонками, да так, что у тех челюсти попадают…

8) Адресс форума, где вы прорекламили нашу ролевую
(Это обязательный пункт)

Для админов:

1)Ваше имя
Толик
2)Возраст
19
3)Связь
282321271

Отредактировано Даниэль Лабри (2009-03-06 23:52:53)

0

2

Думаю... вроде неплохо сержант, конечно столько наград хапнуть явный перебор, да и почему папа со своими связями не смог также сынулю от войны уберечь как на остров запихать.... мм ладно Принят там поглядим.. хых сержант запаса)

0

3

Уберечь-то мог, вот только парнишка сам туда ломанулся - у него психика нарушена безоблачным детством: он если шкурой не рискует или глупостей не делает, мигом теряет волю, как слон при звуках дудки) Благодарю)

0


Вы здесь » Другой Мир » Архив анкет » Даниэль Лабри, личное дело