Другой Мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другой Мир » Покои братьев » |Покои Хантера Эванса|


|Покои Хантера Эванса|

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Просторные покои находящиеся в глубине крыла. Состоят из двух этажей и полностью соответствуют вкусу Хантера Эванса. В свое время, повинуясь мимолетной прихоти юноши в небольшой комнате на втором этаже был оборудован бассейн, но Эванс даже половину из всех комнат редко радует своим присутствием.

1й этаж.
Небольшой коридор, ведущий ко входу в гостиную и кухню.
http://s51.radikal.ru/i132/0905/0f/339726155022t.jpg
Часть кухни и лестница, ведущая на второй этаж.
http://s58.radikal.ru/i162/0905/04/57fb76268510t.jpg
Гостиная + столовая.
http://s43.radikal.ru/i100/0905/5f/1143e0b14a6et.jpg

2й этаж.
Бассейн.
http://i002.radikal.ru/0905/19/05c49a989238t.jpg
Ванная комната.
http://s60.radikal.ru/i169/0905/24/390cbee748e4t.jpg
Спальня.
http://s45.radikal.ru/i109/0905/47/bd484ef01643t.jpg

0

2

<< = Комната предварительного пребывания

Он даже и не собирался скрывать явного удовольствия, когда распахнул дверь в свое маленькое королевство – здесь все было именно так, как нравилось ему. Словно вполне современная городская квартира, хозяин которой покорился стилю хай-тек, но в то же время не было здесь какой-то холодности, которая зачастую сопровождает мебель на гнутых ножках. Нет, Хантер не дал прогрессу разбушеваться в стенах его покоев, и везде чувствовалось незримое присутствие Эванса и созданный кропотливыми стараниями уют. Сегодняшний день был для Хантера чем-то затаенно долгожданным. С момента, когда прозвенел будильник, отправленный в красивый нокаут вялым броском, а следом в нервном писке зашелся мобильный телефон, у Эванса не было ни одной свободной минуты и все было будто расписано по известному ему одному плану. План был заготовлен, как и все в жизни Эванса, заранее и внушал определенное чувство спокойствия перед трудностями, которые могли возникнуть. И вот теперь ощутимое моральное напряжение. Можно даже сказать стресс. Именно этими словами можно было описать состояние Тины Джонс, а видимая расслабленность Эванса только усугубляла положение. Как всегда – видимое спокойствие, а в душе легкий налет шума и неразберихи. А для мистера Эванса это можно назвать коротким и емким словом – хаос. Впереди пока не маячил легкий план, который поможет сломать мужчине стену, созданную девушкой. И это нервировало, очень нервировало. Возможно, именно поэтому Хантер выглядел чуть ласковее, чем бывал обычно.
- Называй меня Хантер, Хант или Эванс, как тебе будет удобно. Только, пожалуйста, давай обойдемся без официальных “мистер” или вроде того,- чуть помедлив, пропуская вперед себя Тину, произнес Эванс. Вперив слишком серьезный и вдумчивый взгляд в спину Джонс, Хантер закрыл дверь, повернув несколько раз ключ, и нажал на пару кнопок, о предназначении которых сейчас не собирался распространяться. Так не будет лишних соблазнов,- удовлетворенно отметил мужчина, направляясь прямиком в гостиную и делая Тине знак рукой, чтобы та следовала за ним. Впрочем, он ничего и не собирался приказывать, и она могла остаться стоять на пороге столько, сколько позволит ей собственное самолюбие. Но что-то подсказывало Эвансу, что девочка выбрала совершенно иную дорогу, а значит митрально противоположную обычной для Хантера политику. Определенно тебе будет нелегко,- припечатал внутренний голос, а Эванс расслабленно опустился в глубокое кресло, наконец, давая волю подступившему еще давно желанию – из ниоткуда показался портсигар, вспыхнул подрагивающий огонек зажигалки и в воздухе повисло ароматное облачко. Затянувшись чуть горьковатым дымом, мужчина уложил на узком металлическом подлокотнике закрытый блокнот и серьезно посмотрел на Тину.
- Ты понимаешь где оказалась?- решил начать мужчина издалека, но, почему-то не боясь переиграть, спокойно договорил,- может быть, ты хочешь что-нибудь узнать? Спрашивай что угодно и здесь чувствуй себя как дома. У тебя на это есть все права,- он безоговорочно оседлал своего любимого скакуна – в голове сквозила умело завуалированная, искрящаяся медом ласка и озадаченность. Нет, даже самая последняя Снежная Королева не смогла бы устоять перед чарующим и убаюкивающим голосом Хантера Эванса – таких индивидуумов просто не случалось, все расслаблялись до поры до времени. А мужчине только этого и нужно – отсутствие напряжения. Такая откровенная отстраненность почему-то угнетала.

+1

3

<----- Комната предварительного пребывания.

Дорога оказалась не такой уж долгой, после чего они оказались на пороге жилища Хантера Эванса. Двери распахнулись и Тина замерла, стараясь даже не дышать, чтобы не спугнуть то ощущение сказочности, которое нахлынуло на нее при виде этого помещения. Ей, выросшей в бедном районе, такое богатство казалось чем-то фантастическим. Впрочем, комната, представшая перед ее взором, поражала не столько богатством убранства, сколько тонким вкусом, с которым были подобраны предметы интерьера. О том, что вкус у того, кто ее обустраивал есть, Тина могла заявить со стопроцентной уверенностью, ведь уже в течении года готовилась к поступлению в колледж на дизайнера, а значит изучала все, что касается стилей.
Вмиг ей показалось, что она выглядит совершенно неподобающе для этого помещения. Девушка критически покосилась на свою обувь - на ботинках был легкий налет пыли.
- Хорошо, Хантер, - произнесла она, стараясь привыкнуть к новому человеку в ее жизни. Пожалуй, ей это даже удавалось.
Заметив жест парня, Тина не стала топтаться в проходе - осторожно (а иначе и не получилось бы, ведь сказывалось волнение, да и головокружение еще не до конца прекратилось) прошла в центр комнаты, и почти навытяжку остановилась перед сидящим в кресле Эвансом.
"По крайней мере хотя бы что-то узнаю"
- Можно мне присесть? - поинтересовалась девушка - У меня немного кружится голова после той дряни, что мне сунули в лицо на заправке.
И не дожидаясь ответа парня, продолжила:
- Понимаю, но не совсем. Обрывочные факты из уст другой девушки, парня, что ее увел... Но одно я, кажется, понимаю, хоть и не до конца. Я теперь принадлежу тебе?

Отредактировано Тина Джонс (2009-05-12 01:21:40)

+1

4

Сейчас за ней было особенно интересно наблюдать: растерянное, миниатюрное существо, по недоразумению скрывающееся за зеленым компбинезом-униформой и, вероятно, даже не подозревающее, насколько оно чарующе. Продолжая неотрывно сопровождать каждый мимолетный жест девушки взглядом, Хантер на считанные секунды зажмурился и снова широко раскрыл глаза. Он бы, возможно, снова повторил свой небольшой ритуал – медленное-медленное моргание, но какой-то… живой, наверное, просто настоящий и неискусственный голос отвлек его, и удивленно подняв брови, Эванс понял, что зрение и слух не обманули его – и подтверждали это мелкие мимические движения губ Тины. Оказывается, она умела говорить иначе, чем холодным и пустым тоном, с которым встретила его в Комнате Предварительного Пребывания, и Хантер теперь мог больше не опасаться. Улыбнувшись, когда она нараспев произнесла его имя, мужчина решил как-нибудь неброско продолжить беседу, ведь главным пунктом в его крошечном плане стояло – не давать ей обособляться и молчать. Любыми способами. Тина вновь подала голос, и Хантер покачал головой, мысленно укоряя себя на всевозможные лады.
- Прости Тина, не подумал, что они настолько изверги,- быстро объяснил выражение осуждения, появившееся на лице Эванса практически мгновенно,- конечно, устраивайся поудобнее. И вообще, попытайся расслабиться – все будет в порядке, я гарантирую,- по крайней мере, до первого посещения тобой карцера,- мысленно договорил мужчина и невольно подумал о том, что ему не очень бы и хотелось, чтобы события пошли по той тропинке, которую подразумевали подвальные помещения. Быстро поднявшись на ноги, Хантер прошествовал к длинной панели, шедшей вдоль одной из стен гостиной, и налил почти прозрачную жидкость, оттенок которой отдавал чем-то лиловым, в высокий бокал из непрозрачного, темно-бордового стекла.
- Не волнуйся, это White Mojito. На основе фиалок, розы и бузины. Здесь еще кое-что, не буду скрывать, что-то вроде энергетика – ты обессилена и это должно помочь,- мягкий журчащий голос снова заполонил гостиную, а Хантер решил говорить совершенно искренне и правдиво потому, что не понимал. Не понимал зачем, но не мог позволить себе обманывать эту девушку и разрушить даже самый призрачный налет доверия, который должен будет восстановиться между ними в ближайшее время. А следующие слова Тины, о том, что она принадлежит ему, сопроводил приглушенный треск – это тонкие пальцы мужчины сомкнулись на фужере, который он собирался вернуть на столешницу. Конечно, она была права, но такая постановка вопроса Эванса совершенно не устраивала. О таких вещах нельзя говорить просто, словно это данность. К этому нужно быть готовым и Хантер сомневался, что Тина воспримет все спокойно и мгновенно.
- Тина,- мужчина запнулся и сделал несколько шагов к девушке, протягивая ей высокий бокал,- может где-то здесь девушки и принадлежат Братьям, но ко мне это не относится. В целом, прав у девушек в этом месте почти нет, только по достижению определенного ранга им присваиваются какие-то полномочия, но все это очень условно. До этого момента политика каждого из братьев с подопечными своеобразна и индивидуальна: некоторые не станут слушать и понимать и возьмут то, что принадлежит им отныне; другие будут играть. Возможно, есть еще варианты поведения, но это неважно – ты мне не принадлежишь,- он говорил с ней словно с маленьким ребенком и постарался объяснить ей свою позицию как можно более нейтрально и успокаивающе. Конечно, он несколько лукавил и чего-то пока не договаривал. Но это все дело времени, сейчас полнейшая откровенность не в приоритете,- в той мере, в который ты понимаешь этот вопрос. Ты просто моя подопечная, твое благополучие и по возможности спокойствие только на моей совести. Здесь есть будущее, я бы и не подумал унижать, поверь мне. Но неужели твое прошлое тебе настолько дорого?- мягко договорил Хантер и опустился на диван рядом с Тиной, теперь уже с настоящим беспокойством, и легким волнением поглядывая в ее глаза. Неужели ты боишься резкости? Идиот,- отругал он себя и тяжело вздохнув, наклонил голову.

0

5

Наверное, Тина сейчас выглядела несколько странно для той ситуации, в которой она оказалось. Любая другая, более экзальтированная, как и большинство современных девушек, особа начала бы визжать, плакать, умолять ее отпустить, сыпать проклятиями или пытаться выцарапать глаза. Хотя нет, это она стала бы делать, как только Хантер оказался на пороге комнаты предварительного пребывания, а сейчас повторила бы с новой силой.
Джонс же была сделана из совершенно другого теста. На ее лице Эванс сейчас смог бы прочитать смесь усталости, удивления, и, как это не удивительно, любопытства. Возможно, дело было в наличие у девушки пытливого ума, и в том, что она оказалась в совершенно нестандартной жизненной ситуации (чего и говорить, всего сутки назад Тина даже представить себе не могла возможность существования места, подобного тому, в котором находилась), а может быть причина крылась в топазово-зеленых глазах мужчины, сидящего перед ней на диване. Они, словно бездонные омуты, затягивали в себя все глубже и глубже, исключая какую-то вероятность сопротивления, попытку выбраться наружу.
За свою недолгую жизнь Тина знала многих мужчин. В первую очередь это были любовники матери, на коих в полной мере довелось насмотреться с детстве. Во-вторых дворовые приятели, с которыми она росла чуть ли не в одной песочнице, вместе училась в церковно-приходской воскресной школе, и которые потом превратились во вполне зрелых молодых людей... В-третьих, посетители кафе и заправочной станции где она работала...
Ни один из них не мог похвастаться таким магнетическим взором, как Хантер.
Сколько прошло времени с тех пор, как они с парнем пересеклись взглядами, Тина не могла сказать точно. Наверное немного, раз на его лице не выразилось никакого недоумения. Девушка резко тряхнула головой, словно сгоняя с себя морок. Отчасти это помогло.
- Спасибо большое, - благодарно кивнула она, и, подойдя к большому дивану, осторожно присела на самый краешек, все еще невыносимо смущаясь собственного внешнего вида. И добавила, немного ироничным тоном, - Я благодарна хотя бы тому, что не ударили. Одно сотрясение у меня уже было в детстве, а второе получить не хочу совершенно.
Вдаваться в подробности Тина не стала. Она не сомневалась, что Хантер хоть как-то, но знаком с ее биографией. (Ну не похищают же девушек просто так, за красивые глазки? Видимо, хоть как-то, но ознакомились, с кем имеют дело, благо заполучить какую-то информацию не стоит особых усилий...) А лишний раз напоминать себе о том, как пьяная мать ударила ее из-за разбитой бутылки дешевого бренди так, что восьмилетняя девочка отлетела к противоположной стене, со всей силы ударившись головой об угол стола, девушка не стала. Да и постороннему, хотя, правильнее будет сказать, чужому человеку, знать об этом было совершенно не обязательно.
Тем временем у нее в руках оказался фужер с некой жидкостью, цвет которой был не ясен из-за темного стекла сосуда. Джонс подняла голову и вопросительно взглянула на мужчину, но Эванс опередил ее, назвав, что же именно скрывается в составе напитка.
Она коротко кивнула и нерешительно поднесла фужер к губам. Сделала маленький глоток - жидкость оказалась со слабо выраженным, но приятным вкусом. Почему-то, Тине хотелось верить Хантеру, что в составе не скрывается чего-то отупляющего, что сделало бы ее бесчувственной или просто равнодушной к любым его поступкам. В том числе и к тем, что касались непосредственно ее самой.
Девушка пила маленькими глотками, как губка впитывая в себя слова, вылетающие из уст мужчины. Сложно объяснить словами то, что сейчас творилось у нее в душе - сумбур, сумятица, хаос, полное смешение чувств... И при этом облегчение... Да, именно облегчение от того, что ее первый страх, страх оказаться в каком-то дешевом публичном доме, или стать кем-то похожим на мать, не оправдался.
- Спасибо большое, - Тина протянула Хантеру опустевший фужер и сложила руки на коленях. Захотелось курить, но попросить у парня сигарету она попросту не рискнула, - Сложно сказать, насколько мне дорого мое прошлое... Та жизнь, которую я видела, то место, в котором я родилась... все это отрезает крылья, навсегда отучает мечтать. А мне всегда удавалось верить в то, что в жизни все равно наступит светлая полоса, что рано или поздно все сложится нормально, как у большинства людей - дом, хорошая работа, любящая семья; что моя дочь, если она у меня будет, получит ту заботу, ласку и любовь, которых так недоставало мне в детстве, никогда не узнает, что такое "нечего есть", не увидит нищеты, и свою мать, в пьяном угаре трахающуюся с каким-то очередным мужиком... - Джонс не понимала, зачем она все это говорит здесь и сейчас. Она никогда не была склонна к душевному стриптизу, а тут на нее что-то накатило, что она стала рассказывать все то, что держала глубоко в себе все эти годы. Кажется, на глаза даже навернулись слезы. Тина на всякий случай дотронулась кончиками пальцам век - сухо. Быстро договорила скороговоркой, - А вот сейчас... То есть незадолго до того, как я оказалась здесь, мне удалось сделать первый, совсем крохотный, шажок к исполнению своей мечты... Понимай как хочешь, но ответить на твой вопрос я не могу.
Тина замолчала, подняла на мужчину немного испуганный взгляд. Черт его знает, как он отнесется к тому, чего она сейчас наболтала.
- Извини, я кажется наговорила лишнего... - и, сглотнув возникший в горле комок, добавила совсем осторожно, - Я могу тебя кое о чем попросить?

Отредактировано Тина Джонс (2009-05-13 10:54:50)

+1

6

Ему и раньше приходилось разрушать, самым изуверским способом уничтожать и растаптывать чужую надежду и искреннюю веру в мечту. И дело было вовсе не в том, что на свет он появился таким уж ущербным, нет, просто любую группу серых и неинтересных людей нужно обязательно разбавить таким вот клочком пороков, сдобренных лаской и воспитанностью, которыми наделила Хантера Эванса природа и воспитание родителей, а после уже и самой жизни. Он ведь почти искренне, всего лишь пару-тройку лет назад верил в то, что жизнь его будет обычной непосредственной жизнью молодого парня – он станет студентом медицинского колледжа, как мечтал когда-то или, астробиологом, на худой конец. Съедет от родителей в крошечную квартирку, желательно поближе к центру Парижа, возможно, даже влюбится и вот тогда жизнь будет спокойной. А больше, чаще всего ничего и не требуется. Провидение разрешило по-иному и вот теперь Хантер Эванс – совершенно изменившийся, более, серьезный и взрослый, чем когда-то здесь и не мечтает о другой участи. Он полностью продал душу “Ордену”, а Дьявола порадовал кристально чистой когда-то совестью. Нет, он вовсе не особо опасный преступник или больной человек, он себя считает просто жертвой обстоятельств и не боится расплатиться когда-нибудь за свои мелкие и не очень грешки. В конце концов, каждый получает по заслугам, так почему он должен стремиться к чему-то светлому за чертой смерти, когда можно вполне безбедно и многогранно жить на земле. Но сейчас он видел, как руками “Ордена” он убил мечту, возможно, даже иллюзионную надежду этой девушки и совершенно хладнокровно для себя отметил, что что-то внутри сжалось немой судорогой от ощущения собственной никчемности и… сочувствия, наверное. Возможно, эта буря эмоций (а для спокойного, даже холодного Эванса это было именно бурей) отразилась на лице мужчины какой-то гримасой и Тина могла неправильно его понять, но Хантер понимал – сейчас красноречие ему не поможет. Нельзя говорить разумом, правильно расставляя акценты и медовые тона. Сейчас нужно говорить сердцем, в присутствии которого он слишком сомневался.
- Я не могу сказать что-то вроде “понимаю” или “сочувствую” потому, что нельзя действительно понять, пока сам не столкнешься с чем-то подобным. Но мне тоже невыносимо это слышать и я не понимаю взглядов Провидения, раз оно так грязно строит чужую судьбу,- в каждом из нас живет маленькая частичка философии. Некоторые любят и лелеют эту частичку и не гнушаться внести нотку философии в свои монологи. Но у Эванса этой частички чуть-чуть больше, чем у других и потому временами его речи кажутся просто-напросто сложными для спокойного восприятия. И при этом он почти не сомневался, что Тина поймет правильно. Внимательно проследив за лицом девушки, которая выглядела немного обескураженной – как говорилось в маленьком резюме, которое попросил составить про нее Хантер, она отличалась от большинства современных девушек и не особо жаловала разговоры про свою жизнь. Видимо, сейчас случилось то, чего она просто не могла представить, она откровенно выговорилась, а на лицо после обескураженности набежала тучка испуга, и Хантер поспешно договорил,- я не могу тебе пообещать свободу и продолжения твоего пути к мечте. Но чтобы не говорили про это место и как бы его не воспринимали девушки (почему-то все они уверены, что это сущий ад, хотя большинство “хозяев” только способствуют этому) все не так ужасно. И свобода здесь тоже возможна, но в другом окрасе. И я, правда, не знаю, возможно, ли исчезнуть отсюда,- Хантер развел руками и твердо решил настучать себе по голове за то, что до такой степени прямолинеен с Тиной. Он должен был зачитать ей список ее прав и обязанностей и спокойно заставить сделать что-нибудь, чтобы сломить ее волю окончательно. Но не мог себе позволить. Я схожу с ума,- невольно подумал Эванс и, скорее всего, поэтому, слишком резко ответил на задумчивое замечание девушки:
- Вовсе не лишнее. Нельзя все бесконечно носить в себе,- быстро опомнившись, он качнул головой и поморщился – слишком уж не любил быть хоть немного несахарным и слишком не привык к настоящей грубости к кому-либо. Вот боль доставлять любил, но агрессии просто не понимал. Взяв себя и свои мысли в руки, Хантер добавил,- можешь, безусловно. Я слушаю тебя.

0

7

Никаких особых надежд на то, что Хантер сейчас бросится ее утешать, Тина не питала. Больше того, она до дрожи в коленках этого боялась, и, говоря по правде, терпеть не могла сочувствие к себе.
- Не нужно этого говорить, - спокойно произнесла она, садясь на диване чуть поудобнее. - Я вообще не знаю, зачем наговорила тебе все это... Поверь, это не для того, чтобы ты жалел маленькую девочку, которую мало того, что раньше помотала жизнь, так она еще и сейчас попала в трудную ситуацию... Просто все то, что ты мне сказал... пожалуй, это было последней каплей... вот и сорвалась.
После того, как она выпила коктейль, предложенный ей Хантером, девушка действительно почувствовала некоторый прилив сил - не самый значительный, но ее уже не клонило в сон и голова перестала кружиться. "Надо бы переспросить как оно называется..."
Наверное, голос звучал несколько категорично, как не должно быть, учитывая, как сейчас были распределены роли между ней и Эвансом. Тина покосилась на парня, размышляя, все-таки стоило ли ей просить его о том, о чем она хотела, или же оставить все так как есть. Раздумия заняли всего несколько мгновений, после чего девушка решилась.
- Нет, речь не об этом... Я не настолько глупа, чтобы вообразить, что раз уж здесь работает подобного рода система, то она может как-то дать сбой, позволив девушке убежать от сюда, чтобы мир узнал о существовании этого острова. - Джонс замолчала всего на пару секунд, подбирая слова, чтобы перейти от пространных рассуждений непосредственно к своей просьбе, - Я понимаю прекрасно, что нахожусь здесь не для того, чтобы готовить, убирать или стирать для тебя, а для оказания услуг... иного рода. Но... да ты наверное и так это знаешь... у меня еще не было мужчины. Я понимаю, что им станешь ты, хотелось бы мне этого или нет. Но... я не буду противиться.... я хочу тебя попросить..., - Тина снова замолчала, а потом выпалила, резко, будто шагнула в бездонную пропасть, - когда это произойдет, я хочу потом стать женщиной, а не живым подобием резиновой куклы, созданным просто для удовлетворения потребностей мужчины...
"Мадонна, зачем ты все это ему говоришь? Будто твои слова могут на что-то повлиять?"
Тина почувствовала, как щеки неестественно зарделись. Девушка смущенно опустила голову.

Отредактировано Тина Джонс (2009-05-15 10:53:46)

0

8

Он медленно кивнул и растерянно взлохматил свою шевелюру, услышав резковатый тон девушки – теперь можно было полностью быть уверенным в том, что девушек, подобных Тине ему на жизненном пути не встречалось, а значит, все будет в несколько раз сложнее. Почему-то он чувствовал себя несколько неуютно, словно, Джонс диктовала условия игры, а он только слепо им подчинялся и не понимал зачем это делает и как остановиться. Ужасно хотелось снова стать слишком спокойным, слишком воспитанным, слишком приторно-сладким юношей с хладнокровной логикой и железными принципами, которые не способно нарушить ничто. Но в то же время Эванс отчетливо понимал, что сулит ему выбор в подопечные Тину теперь – возможно, именно этой девушке предстоит стать первой свидетельницей его слабости. И с этой перспективой Хантер предпочел на первое время смириться. Только для того, чтобы после все обдумать. Сейчас собрать разум в плотный клубок и направить мысли на что-то более полезное, чем безотчетные размышления о таинственности и загадочности непонятной пока Тины. Хотя, что и говорить, занятие это было достаточно увлекательное и имело немало подводных камней. И теперь Эванс не сумеет успокоиться, пока не раскроет загадку полностью. Хорошо бы у меня это не скоро получилось,- внезапно подумал он, неловко опуская ладонь на мягкий диван и внезапно понимая, что все девушки обычные. Нет, у каждой своя история, свой образ и своя жизнь, но, в общем и целом они мало, чем отличаются друг от друга. А ведь так хочется какую-нибудь загадку, пусть даже она будет “немножко сноб” или вообще не типичный представитель женской породы. Вот только как не хочется мужскому тщеславию поскорее раскрыть головоломку, далекое-далекое подсознание настойчиво нашептывает слова о том, что когда разгадаешь – будет скучно. Вот и хочется чуть дольше продлить необъяснимое чувство чего-то вроде погони. Возможно, стоило просто отказаться от желаний узнать какова Тина на самом деле с ее же слов и поступков и просто наслаждаться, но природная мнительность Эвансу такого бы поступка не простила. Именно поэтому юноша уже было пытался продолжить какую-то нескладную пока беседу, и раскрыл рот, чтобы сказать что-нибудь нейтральное и одновременно глубокомысленное, как девушка осторожно стала озвучивать свою просьбу. Медленное, по крупицам выкладывая каждое слово, она вдруг задержала дыхание и как-то быстро выпалила остаток фраз, чем повергла Эванса в откровенный шок, который, безусловно, на деле проявился только легким налетом бесконечного равнодушия на лице. А между тем в голове и где-то еще, возможно, у других людей это “где-то” называется словом душа, но к Хантеру это никак не относится, шла откровенная дискуссия. Она невинна? Нет, у нее что, никого не было? С ума сойти, она удивляет меня все больше и больше,- шок сменился растерянностью и Эванс внимательно смотрел на покрывшуюся легким румянцем девушку, чувствуя что-то вроде… облегчения? Гордости? Радости? Восторга? Глупости,- попытался одернуть себя Хантер, но слова уже помимо воли, чем-то, напоминая пулеметную очередь, вылетали и складывались в понятную и простую картинку:
- Ты права, чаще всего основное занятие подопечных, именно напоминание Братьям о том, что они все-таки мужчины,- не слишком удачное вступление сменилось более красноречивым продолжением, в тоне которого вновь почувствовался сладкоголосый Эванс,- сюда редко попадают опытные девушки, но и откровенно невинных почти не встречается. Кроме того, наше общество, в нем как-то почти исключается девственность едва ли не с четырнадцати лет. Но…- Хантер на секунду запнулся и тут же горячо и достаточно эмоционально для обычного его поведения договорил,- ты не будешь даже отдаленно напоминать игрушку, обещаю. Я не допущу этой грязи в отношении к тебе, вот увидишь,- он мог бы договорить еще кучу всяких красивых слов, но посчитал, что они будут лишними. Слишком сложно передать словами весь тот смысл, те интонации, которые он вкладывал в свои последние фразы. Он не собирался хвалиться своим опытом или давать Тине обещания о том, каким он будет с ней когда-то, а после и всегда – все-таки это лишнее и как-то фамильярно. Наверное, он заботился о том, что она должна чувствовать себя свободно и не забывать, где и на каких правах находится. Нет, он действительно почти представлял ту женщину, которой хотела стать Джонс, и сам себе уже пообещал, что у нее не будет фригидности или пусть той же безразличности. И он даже тихонько улыбнулся (думая, что девушка этого не заметила) своим мыслям, а потом вдруг вспомнил об административно-организационной части:
- Если хочешь – можешь принять ванную. Она на втором этаже, через одну дверь от бассейна, его ты не пропустишь. Думаю, ты найдешь там все, что необходимо, если честно, я толком и не рассматриваю все то, что вручают мне в Париже, когда появляюсь там за шампунями или вроде того. По-моему, там целая куча всего, можешь наслаждаться. И да, рядом с душевой кабинкой стоит небольшой шкаф – можешь найти там одежду. Конечно, это немного не соответствует твоему обычному стилю,- Хантер проявил знание даже мелочей из прошлой жизни Тины,- но там есть все: от белья до балеток, выбирала моя хорошая знакомая-стилист, надеюсь, тебе придется по вкусу что-нибудь,- Эванс промолчал о том, какие отношения связывали его одно время с “хорошей знакомой”, а также о том, как та поморщилась, когда он попросил купить джинсы и футболки и все в таком же духе. И, конечно, привезла почти целый чемодан самых разных тряпок, среди которых трудно было найти что-то хоть отдаленное напоминающее спортивный стиль. Видимо, экзальтированной дамочке больше простых темно-синих джинсов по вкусу были узкие белоснежные брючки, а что уж говорить о другой одежде,- Ах да, вот еще что, чуть не забыл – держи. Это что-то вроде отличительного знака, чтобы тебя даже не коснулись охранники или другие Братья. Не снимай его в мое отсутствие, так будет лучше. А жить ты можешь либо здесь, либо в комнате с еще одной девушкой, она в другом крыле,- проговорил Хантер, протягивая девушке коробочку с кольцами, подвесками и браслетами. Он в очередной раз решил перестраховаться, точно не зная, что может понравиться девушке и потому, вензель по платине и белому золоту (другие металлы Эванс не одобрял) с замысловатыми буквами был сделан на нескольких украшениях. Ворох сведений, которыми покрыл Тину мог ее несколько притормозить и Хантер тактично замолчал, ожидая реакций и, возможно, возмущения или каких-то действий Джонс.

+1

9

- Во всем бывают свои исключения, а у меня было хорошее лекарство против раннего секса в лице собственной матери. - покачала головой Тина в ответ на слова Хантера о том, что сейчас даже четырнадцатилетняя девственница - редкость.
Говорить «спасибо» или как-то иначе благодарить мужчину за сказанное было, пожалуй, глупо. Поэтому Джонс просто кивнула, надеясь, что Эванс правильно истолкует ее жест. Пауза затягивалась, Тина чувствовала на себе заинтересованный взгляд Хантера, от которого было немножко не по себе. В голове девушки мысли сейчас сновали, словно растревоженный пчелиный рой. С одной стороны, все, наверное, складывалось не так уж и плохо, как ей показалось, когда она услышала первое объяснение из уст Аи. «Интересно, как она? Этот парень, Скотт, казался каким-то грубым…»  С другой, все-таки оставалось какое-то тяжелое, давящее ощущение в груди. Как от него избавиться – девушка не представляла.
- Я только одно не могу понять … ты же красивый мужчина, Хантер…. Неужели так трудно найти себе женщину, которая будет с тобой, по доброй воле? А не опускаться до принуждения…  - Тина сама не сразу осознала того, что произнесла все это вслух. Когда же до нее дошло, что она сделала, не оставалось ничего, кроме как просто опустить голову, виновато пробормотав, - Извини, я не хотела этого говорить. 
«-Черт! Идиотка! Зачем ты это ляпнула, сумасшедшая…?!» - мысленно корила себя девушка. Спустя несколько мгновений она все-таки решила поднять голову и заглянуть Эвансу в глаза.  Как раз в этот момент были произнесены чуть ли не сокровенные слова, о ванной. Помыться действительно очень хотелось – девушка ведь толком и не знала, сколько времени провалялась без сознания. От мысли о теплой воде, которая поможет не только смыть с себя пыль, но и расслабиться, на лице Тины появилась улыбка, пожалуй, самая искренняя за сегодняшний день.
- Мой обычный стиль предполагал только то, что мог позволить весьма скромный бюджет, - отрывисто покачала головой девушка, запоздало соображая, что уже говорит об этом всем в прошедшем времени – Тогда я пойду, хорошо?
Она уже собралась было подняться и выйти из комнаты, как перед лицом откуда-то возникла небольшая коробочка с ювелирными украшениями. Сказать, что у Тины захватило дух – не сказать ничего. За все семнадцать лет своей жизни она ни разу не видела столько вещиц, сделанных, то ли из серебра, то ли из белого золота. Выгравированный на каждой из них вензель, в виде переплетенных букв «H» и «E» без всяких слов давал понять, в чем назначение этих украшений.
- Я могу взять что-то из этого? – на всякий случай переспросила она, уже остановив свой выбор на браслете. Подвески ей не очень нравились вообще, а вот в кольцах было что-то интимное, что ли, но даже перспектива оказаться в одной постели с Эвансом не позволила ей надеть одно из них. – Можно вот это?
Девушка выбрала один из браслетов, и, не дожидаясь, когда мужчина ответит согласием, взяла его в руки.
- Так я пойду, хорошо? И извини меня за те слова…

Отредактировано Тина Джонс (2009-05-16 02:44:36)

0

10

Было в ее словах что-то цепляющее, что-то с оттенком глубокой личной откровенности, к которой она сама, возможно, не была готова. И, видимо, уже успела несколько раз пожалеть о сказанном перед тем, как Хантер залился по-настоящему радостным и каким-то удовлетворенным смехом. Нет, ее слова, безусловно, могли задеть мужчину, но только в том случае, если бы она знала историю его жизни или знала его полностью. А сейчас это было просто случайно, неосторожно вырвавшимся откуда-то из глубины души вопросом, который требовал хотя бы какой-то реакции. А ведь Тина уже успела заметно взволноваться и даже покраснеть, сдавленно выдавить какие-то слова извинения, перед тем как Эванс медленно и как-то четко, словно диктор на телевидении произнес:
- Лет с пятнадцати я знаю, как прекрасно общество женщин и восхищаюсь любой представительницей прекрасного пола. И уж, конечно, недостатка во внимании их никогда не испытывал. Больше того, я всех своих женщин и прошлых, и нынешних иногда не запоминаю. Но это место – одним из Кардиналов (это вроде высших чинов) был мой дед, а мне место здесь досталось по наследству. Я мог выбрать “Орден” или простую жизнь. Рискнул… и не пожалел,- короткая усмешка скользнула по лицу, а глаза наполнились чуть странным, каким-то отчужденным выражением – он явно мыслями своими погрузился в недалекое прошлое, любой штрих которого помнил в мельчайших подробностях. А может, стоило порвать завещание и жить иначе?- такие мысли порой появлялись в голове, но Хантеру ловко удавалось избавиться от них. Нет, он не мог поверить в то, что ошибся и поставил не на то, на что было нужно. Покачав головой, Эванс залюбовался тем, как девушка рассматривает украшение, и поощрил ее выбор легкой улыбкой. Наверное, немного наигранной, как и большинство из его действий.
- Ты можешь взять любое, которое придется тебе по вкусу,- медленно и ласково проговорил мужчина, в ответ на легкие колебания Тины. Видимо, это место стало для нее чем-то неизведанным и очень чужим – так непохожим на ее обычный и привычный мир. Впрочем, такой девушке, как Тине, которая так напоминала замечательную женщину – Старшую Сестру, попавшую на остров очень давно, рано или поздно удастся привыкнуть ко всему. Конечно, существовал и другой вариант развития событий – полное отторжение и прочие вытекающие последствия. И тогда она вернется на “Большую Землю” с частью стертой памяти. Ему не хотелось бы, чтобы она была несчастна, а любая ее жизнь за чертой острова, как думал предприимчивый реалист Эванс, как раз подразумевала слишком большие трудности ради призрачной мечты. Нет, все-таки ему очень сложно понять воззрение Тины и ее надежды.
- Ох, надеюсь, тебе придется по вкусу такая одежда. В любом случае, если тебе захочется чего-то другого, только скажи, я поеду в Париж и постараюсь подыскать что-то более подходящее,- кажется, ему удавалось играть роль полностью умиротворенного и покладистого наставника. Впрочем, умиротворенным он и был – до мозга костей и редко выходил из себя. Но вот что бывало, когда Эванс больше не мог держать себя в руках и относиться ко всему с легкой снисходительностью, ему самому и вспоминать не хотелось. Снова легкий кивок и едва заметная, такая привычная и насквозь задумчивая усмешка,- Конечно, можешь идти. Второй этаж, через одну дверь от бассейна,- повторил мужчина, заботясь о том, чтобы Тина не заблудилась в ветвистых коридорах его покоев. Решив, что пока ее не будет, можно заняться чем-нибудь полезным, Хантер раздвинул длинные портьеры кофейного оттенка и на мгновение залюбовался открывшимся видом. Огромные окна, занимавшие все пространство от пола до потолка, смотрели на сверкающий в лучах утреннего солнца океан и охватывали узкую полоску пляжа, обильно скрытую за сочной зеленью. Взобравшись на толстый подоконник, и задумчиво глядя куда-то вдаль, туда, где играли солнечные лучи, и виднелась линия горизонта, Эванс раскрыл свой дневник. Задумчиво покусывая кончик ручки, мужчина принялся методично излагать свои мысли и искать возможные ответы на самые разные вопросы, появившиеся за сегодняшнее утро и часть дня.

0

11

Первой мыслью, пришедшей в голову Тины, когда украшение оказалось у нее на ладони была та, что нужно попросить Хантера самого застегнуть у нее на руке браслет, а не собственноручно надевать на себя своего рода оковы. Но было в этом действие что-то интимное, отчасти подобное тому, как жених надевает невесте венчальное кольцо на палец в церкви, и девушка отказалась от нее буквально через мгновение после того, как успела о ней подумать.
Как-то комментировать слова Эванса о том, что он предпочел Орден самой обычной жизни, Джонс не стала, все еще ругая себя за то, что наговорила лишнего.
- Думаю, меня вполне устроит и то, что там есть, - по губам девушки скользнула едва уловимая полуулыбка и тут же исчезла, сменив место привычному спокойному выражению лица. Кивком головы давая знать, что она поняла, как добраться до ванной комнаты, Джонс поднялась с дивана и вышла из комнаты.

Дорога не заняла бы слишком много времени, если бы Тина не останавливалась несколько раз, чтобы получше разглядеть то место, в котором ей теперь предстояло обитать. Мысленно она не раз попрекнула себя за это любопытство - шансов осмотреться здесь у нее теперь было предостаточно, но наблюдательность, а так же почти профессиональный интерес так и не состоявшегося дизайнера давали о себе знать. Так или иначе, меньше чем за четверть часа американка оказалась в ванной комнате. Первым делом она подошла к шкафу, открыла его. В голове царил полный сумбур, что выбор одежды оказался занятием весьма и весьма успокаивающим. В результате придирчивого выбора на свет Божий были извлечены: бесшовное белое белье, фисташкового цвета льняное платье с коротким рукавом, едва доходящее до колен и белые же балетки. Переложив все вещи на стоящую рядом тумбочку, Тина разделась и ступила под прохладные струи воды. Думать сейчас не о чем не хотелось, но мысли лезли в голову сами собой. С одной стороны, все складывалось действительно не так уж и страшно, как казалось, с другой настораживала излишняя забота, которую проявлял Хантер в отношении нее.
Осмыслить действия мужчины Джонс не могла, а значит, единственное, что оставалось - это не провоцировать его и, в общем-то, пустить все на самотек.

Сколько прошло времени с тех пор, как она оказалась в ванной, Тина сказать не могла, но, похоже, не так уж мало. Выключив краны, девушка быстро вытерлась висящим здесь же полотенцем. По хорошему, волосы стоило высушить феном - он наверняка имелся в одном из многочисленных ящиков трюмо - но рыться в поисках Тина не стала. Тщательно отжала каштановые локоны и расчесала их. Одевшись, девушка окинула свое отражение в зеркале и даже осталась довольна. Она уже собралась выходить, как взгляд упал на флакон духов, стоящих там же, где и остальные косметические принадлежности. Запах был приятным - свежим, цитрусовым, таким, как Тина любила. "А это тоже специально для меня?" Девушка была в замешательстве. С одной стороны было какое-то гадкое ощущение, что ее пытались купить таким тщанием, а с другой, черт подери, было приятно.
Всего по капельке духов на запястья, чтобы не переборщить. Джонс быстро сунула свои вещи в корзину с грязным бельем и закрыла дверь ванной. Еще несколько минут, и она распахнула двери комнаты, где оставался Хантер. Парень сидел на подоконнике с какой-то толстой тетрадью в руках. "Дневник???"
- Это я, - негромко дала она о себе знать.

Отредактировано Тина Джонс (2009-05-16 19:55:45)

+1

12

Стило все продолжало как-то само собой бегать по плотным тетрадным листам, а Эванс почти невидящим взглядом смотрел на то, что выбегает из-под его руки. Мысли получились какими-то сумбурными и слишком педантичными, впрочем, как и все, что бывало в его жизни. Оставшись в одиночестве, Хантеру удалось-таки вернуть себя в состояние равновесия и не думать ни о чем, кроме дальнейшей стратегии. Картина вырисовывалась не особо отчетливая и ясная, но оставлять все дело на волю Господина Случая было бы верхом неосмотрительности и потому юноша, ощущая гадливое чувство покорности, решил, что нужно узнать мотивы Тины еще чуть-чуть лучше. Нет, ну так же нельзя!- почти с отчаяньем подумал мужчина, стремительно зачеркивая особо неосторожную фразу о том, что Джонс выводит из привычного состояния отстраненности и вызывает в душе просто убийственные и чужие эмоции. Он привык владеть собой и ситуацией, в которую попадал. И одновременно понимал, что здесь он пока ничем не владеет, а игра идет совершенно на одинаковых правах. А что это значит? Это значит, что даже если официальный статус Тины будет называться непрезентабельно “рабыня” или как больше нравилось Хантеру – “подопечная” ее реальное положение и отношение к ней Эванса будет гораздо более уважительным. Впрочем, успокаивало только то, что если бы она этого не заслуживала, Хант даже сантиметра своего красноречия и ласковой внимательности не потратил бы на то, чтобы попытаться наладить с ней отношения. “Что-то дрогнуло,-” дописал он, ставя жирную точку в конце своей последней мысли. Комната вдруг наполнилась каким-то до боли знакомым запахом – словно чуть соленый и безумно свежий морской ветер влетел в комнату, а вместе с собой принес чуть горьковатый аромат какого-то экзотического растения и цитрусовых. Улыбнувшись, будучи уверенным, что находится один в комнате, Эванс уткнулся головой в колени и беззвучно рассмеялся, даже уже не сомневаясь в том, что медленно сходит с ума. Все-таки, быть таким вот непонятным и чувствительным дело неблагодарное, ведь не каждый поймет немного специфические и какие-то приторные реакции на самые обычные события, не требующие малейшей эмоциональной нагрузки. Тишину вдруг разорвал тихий голосок, и Хантер резко поднял голову, поворачивая ее к появившейся на пороге девушке. Что и говорить,  даже не смотря на то, что рабочий комбинезон нисколько не скрывал очарования этой юной фигуры, в таком виде она смотрелась совершенно иначе. Гораздо трогательнее и нежнее и одновременно. Сжав зубы, Эванс поумерил художественное восхищение и чуть хрипло заметил:
- Ты прекрасна,- наверное, Тина скептически поднимет брови и бросит что-то вроде “конечно-конечно”, ничуть не сомневаясь в том, что Эванс говорит это из природной воспитанности. Но Хант, по сути, уже почти привык к этой необычной девушке и более важным считал свое настоящее отношение к Джонс. Захлопнув дневник, ведь не терпел неосторожного любопытства к нему (слишком уж привлекал внимание людей пожарно-красный переплет), юноша спрыгнул с подоконника и шелестящим шепотом произнес,- посмотри как волшебно. Конечно, этот пейзаж рано или поздно надоест, но пока этого не случилось, посмотри,- ей, может быть, было вовсе неинтересно любоваться природой этого острова. И Эванс, наверное, осознавал это, но в глубине души надеялся, что реальность еще не убила в Тине умение восхищаться самыми обычными вещами.

0

13

Что ни говори, но занятие, за которым Тина застала Хантера оказалось неожиданным. Но размышлять об этом сейчас было по крайне... неприлично, что ли. Мужчина мог заметить, что ее мысли витают где-то далеко-далеко, и какие последствия это за собой может повлечь - одному Богу известно.
Реакция Эванса на ее появление оказалась ожидаемой и неожиданной одновременно. С точки зрения элементарной вежливости он и должен был сказать что-то вроде тех слов, которые он произнес, но с другой прозвучали они как-то действительно мягко, от чего на принявших не так давно естественный оттенок щеках девушки снова вспыхнул румянец смущения.
- Спасибо... Я долго пыталась подобрать что-то подходящее, - несмотря на краску на лице, голос звучал с достоинством. Заметив жест парня, она шагнула к нему, отмечая про себя, что сейчас, переодевшись, ей куда комфортнее находиться в этом помещении, чем раньше.
Вид, открывавшийся из окна, был действительно потрясающим. За всю свою жизнь Тине никогда не доводилось покидать пределов Нового Орлеана, и хоть природа в том районе, где она жила, была красивой (в общем-то, это было единственное, чем там можно было любоваться), девушка всегда хотела повидать мир, и не только города, но и вот такие вот уголки с пыщущей природой, своего рода рай на земле. Впрочем, организация, здесь функционирующая, не позволяла американке назвать это место раем.
- Очень красиво... Скажи пожалуйста, а что это за регион?

0


Вы здесь » Другой Мир » Покои братьев » |Покои Хантера Эванса|